29.03.2012


1 марта 2012 года были задержаны подпольные банкиры, которые использовали счета в Фондсервисбанке для отмывания средств. Ранее в кредитной организации были проведены обыски, в ходе которых сотрудники правоохранительных органов обнаружили и изъяли документы, подтверждающие факт незаконной деятельности. Теперь преступников ищут внутри банка.

В феврале 2012 года в Москве был обнаружен подпольный банк, который занимался отмыванием денег. Группа граждан, не имея необходимых документов, осуществляла переводы денежных средств, а также кассовое обслуживание и обналичивание. За свои услуги «банк» брал комиссию в размере 3%. Через эту организацию с 2008 года в «теневую» экономику ушло свыше 1,6 млрд. рублей, а злоумышленники «заработали» 48 млн. рублей. Для махинаций в различных регионах России использовалось около 50 фирм-однодневок. На счета этих фирм клиенты переводили деньги, якобы оплачивая товары и услуги. Также широко использовались коррупционные связи с сотрудниками нескольких коммерческих банков и обналичка через банкоматы с использованием дебетовых карт.

В январе 2012 года правоохранительные органы «нашли» в Москве другую подпольную кредитную организацию, годовой оборот которой превышал 1 млрд. рублей, а доходы только в октябре 2011 года составили 160 млрд. рублей. Тот «банк» использовал для обналички приблизительно 300 фирм-однодневок, а также переводы «Почты России». «Банкиры» направляли деньги на счета своих фиктивных фирм, а оттуда отсылали их клиенту – либо напрямую с помощью почтового перевода, либо через посредника.

Подпольные банки находят и в регионах. Так, в сентябре 2011 года были разоблачены два жителя Ставрополя, которые незаконно заработали около 8 млрд. рублей за три года. А совсем недавно, в феврале 2012 года, был обнаружен подпольный банк в Волгограде. Здесь годовой доход «кредитной организации» превышал 30 млн. рублей, комиссия составляла 2,5%, а в махинациях были задействованы 30 фирм-однодневок. Схемы все те же – поддельные договоры на оказание услуг или приобретение материалов.

Борьба растет

В последнее время почти каждую неделю то в одном, то в другом регионе закрывают подпольный банк, который управлял десятками фирм-однодневок и перевел в «тень» миллиарды рублей. Вывод напрашивается сам: либо теневая экономика в стране выросла, либо правоохранительные органы научились вычислять «отмывальщиков». На самом деле оба варианта неверны. России необходимо соответствовать нормам ФАТФ (англ. Financial Action Task Force on Money Laundering, FATF – Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег), а для этого приходится предпринимать усилия.

Кстати, интересно, что до сих пор в ходу термин «фирма-однодневка». На самом деле сейчас уже невозможно зарегистрировать компанию по поддельным или украденным документам – злоумышленникам приходится оформлять фирму на реально живущих людей и некоторое время создавать видимость ее деятельности. Только после этого можно проводить махинации.

По оценкам первого вице-премьера правительства России Виктора Зубкова, в 2011 году из российской экономики было нелегально выведено 2 трлн. рублей или почти 4% ВВП, что, по его мнению, очень много. Триллион рублей был отправлен за рубеж, а второй триллион – обналичен «с признаками нарушения закона внутри страны». Если один подпольный банк обналичивает за год 1–2 млрд. рублей, то таких банков в стране должно быть 500–1000 штук. Из доступной широкой общественности информации можно сделать вывод, что за год правоохранительные органы не «находят» и 5% таких «кредитных организаций».

В среднем, эксперты оценивают теневой сектор российской экономики в 30% ВВП. Причем в кризис, скорее всего, эта сфера расширилась – взять кредит стало сложнее и дороже, издержки компаний возросли, многим пришлось оптимизировать свои расходы. Один из вариантов оптимизации – формальное увольнение сотрудников и перевод их на фриланс, что позволяет работодателю сэкономить на налогах и прочих отчислениях в пользу государства. По оценкам председателя Федерации независимых профсоюзов России Михаила Шмакова, 50% доходов россиян являются «серыми». Росстат оценил скрытую зарплату в 7,64 трлн. рублей.

В январе 2012 года информационное агентство «Интерфакс», со ссылкой на начальника управления по борьбе с экономической преступностью в сфере финансовой деятельности и банкротства ГУЭБиПК МВД полковника полиции Олега Борисова, сообщило, что нелегальный оборот на российском финансовом рынке в 2011 году составил около 5 трлн. рублей. Число преступлений, совершенных в России и связанных с легализацией доходов, в январе-ноябре 2011 достигло 683. За первые 9 месяцев, по мнению Борисова, было легализовано 1,2 млрд. рублей. Отмываниям предшествуют мошенничество, оборот наркотических средств, нелегальное предпринимательство, незаконное получение кредита и контрабанда.

Самым усердным в легализации считается Северный Кавказ. Якобы, именно туда был вытеснен этот бизнес из Москвы и центральных регионов. На Кавказе даже до сих пор бывают случаи печати фальшивых денег. Ну и, конечно, отмывания там связаны с финансированием терроризма.

1 марта 2012 года Виктор Зубков вошел в состав антикоррупционного совета при президенте России, а также в состав президиума этого совета. Председатель совета – президент Дмитрий Медведев. Ранее по поручению президента Виктор Зубков сформировал межведомственную рабочую группу по выявлению и пресечению финансовых операций, направленных на легализацию доходов, полученных нелегальным путем. То есть формально работа усиливается. Кстати, говорят, что в России отмывание до сих пор не так уж и часто требуется – на «грязные» деньги до сих пор можно купить едва ли не все, что угодно.

Я тебя открыл, я тебя и закрою

По словам Антона Соничева, адвоката юридической компании «Налоговик», существует мнение, что обналичка не имеет смысла без налаженных неформальных контактов с руководством банков и Росфинмониторинга. По словам эксперта, положение криминалитета на рынке отмываний сейчас вообще находится практически на нуле – эта сфера, в основном, контролируется силовиками. Получается парадокс: силовики контролируют обналичку, но периодически идут на жертвоприношения в виде закрытия того или иного подпольного банка.

Также немалые объемы прохождения наличности обеспечиваются депутатами местных и региональных представительных органов. Эти лица обладают неприкосновенностью, репутацией и необходимыми связями, что и позволяет им оказывать услуги по обналичиванию незаконно заработанных средств без опасения уголовного преследования. Особенно их содействие актуально при отмывании бюджетных денег, поскольку исполнение бюджетов контролируют депутаты.

По словам Антона Соничева, борьбу с обналичкой можно рассматривать как один из инструментов борьбы с коррупцией. Ведь с ростом коррупции пропорционально увеличивается потребность в наличности. При этом нельзя утверждать, что нелегальный сектор в последние годы чувствует себя плохо. «Безусловно, Россия сделала шаг вперед, – рассказал Антон. – Мы уже не видим открытого криминала в финансово-хозяйственной деятельности, как это было раньше. Споры между хозяйствующими субъектами разрешаются в арбитражном суде, а не на вооруженных встречах. Но «крыша» никуда не делась: вместо бандитов крупные объекты могут контролироваться силовиками, губернаторами, депутатами и инспекторами».

Что касается инструментов отмывания денег, по-прежнему популярной остается «закупка» товаров или оборудования, а также «оплата» строительных работ. Правда, в связи с активизацией государства в области борьбы с фирмами-однодневками получает распространение «благотворительность». Близкие к органам власти лица учреждают некоммерческие организации, через взносы и отчисления в которые возможно легализовать денежные средства.

Штрафуют не только банки, но и банкиров

С 24 января 2011 года ЦБ обязан штрафовать банки и банкиров за все нарушения закона «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем», вне зависимости от их значимости. Ранее банк имел такое право, но не был обязан это делать.

В сентябре 2011 года депутат Государственной Думы и президент Ассоциации региональных банков «Россия» Анатолий Аксаков предложил к рассмотрению законопроект о внесении изменений в статью 74 ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации». В пояснительной записке к проекту говорится, что «согласно КоАП РФ и 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», вольная или невольная ошибка банка, приведшая к опозданию на один день с отправкой сообщения в Росфинмониторинг по каждой операции или сделке, невыявлению операций, подлежащих обязательному контролю, либо допущенная при составлении сообщения, квалифицируется как самостоятельное нарушение, подпадающее под санкции ст. 15.27 КоАП РФ».

Президент АРБР Аксаков предложил дифференцировать ответственность банков в зависимости от вида проступка и степени вины организации. В записке говорится, что по итогам 2011 года лишь за задержку предоставления отчетов к административной ответственности могут быть привлечены несколько тысяч должностных лиц кредитных организаций.

Если в первом полугодии было возбуждено 450 дел о нарушении этого закона, то по итогам первых девяти месяцев – 1146. Из них 346 дел было возбуждено в отношении сотрудников отделов внутреннего контроля кредитных организаций, остальные – в отношении юридических лиц. Эксперты считают, что это заставляет квалифицированных специалистов по борьбе с отмываниями увольняться либо требовать повышения зарплаты – ведь, согласно Кодексу об административных правонарушениях (КоАП), штраф, взимаемый с сотрудников, составляет от 10 до 50 тыс. рублей за нарушение. Кроме того, за один и тот же проступок могут штрафовать и ЦБ, и ФСФР, и Росфинмониторинг. В основном, наказывают за задержку и технические ошибки. И на самом деле это приводит к снижению качества мониторинга.

Начальник департамента финансового мониторинга и валютного контроля Нордеа Банка Ирина Мусорина рассказала ИА Bankir.Ru, что большое количество возбужденных дел связано с тем, что на любую описку, опечатку, техническую ошибку, которые зачастую не имеют ничего общего с легализацией преступных доходов, возбуждается дело о нарушении закона. В некоторых банках это стало настоящей проблемой. Кстати, большинство банков от комментариев отказались.

Помимо кадровых сложностей, нововведение чревато ухудшением отношений с иностранными контрагентами, поскольку они обычно интересуются наличием санкций за нарушение антиотмывочного законодательства. Наконец, с 1 января 2012 года информация обо всех идущих в банках проверках и санкциях доступна для всех желающих на сайте Центрального банка. Правда, в ней разберется не каждый русский, не то что иностранец.

Страница «Инсайдерская информация Банка России» на сайте Центрального банка действительно была создана, однако ее информативность пока все равно оставляет желать лучшего. Например, за январь 2012 года там есть информация лишь о трех нарушениях статьи 15.27 КоАП «Неисполнение требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». В число нарушителей попал Межрегиональный коммерческий банк развития связи и информатики и дважды Сбербанк. Остальные сообщения касаются государственной регистрации выпусков ценных бумаг, выдач или отзывов лицензий на осуществление банковских операций и т. д.

Правда, в феврале число сообщений о нарушениях статьи 15.27 существенно возросло – их было уже 21, и иная информация попадалась редко. Начали публиковать и информацию, полученную Банком России в ходе проводимых проверок, а также информацию об их результатах. Пока ЦБ разглашает лишь характер проверки – плановый или внеплановый, комплексный или тематический, а также название банка, где была выполнена работа. Всего в январе 2012 года было проведено 19 проверок, а в феврале – 55.

Уклонение предшествует отмыванию

Международная группа по борьбе с отмыванием (ФАТФ, FATF) рекомендовала считать уклонение от уплаты налогов преступлением, которое предшествует отмыванию денег, и наказывать тех, кто уклоняется. Поскольку Россия с 2003 года является членом ФАТФ и обязана выполнять ее рекомендации, банкам придется следить и за тем, как клиенты уплачивают налоги. Таким образом, при подозрении на уклонение от уплаты налогов физических и юридических лиц еще и будут проверять на отмывание денег и финансирование терроризма. Основная нагрузка по выполнению нового требования ФАТФ ляжет на банки.

Ирина Мусорина рассказала ИА Bankir.Ru, что для возможности выявлять налоговые нарушения, регуляторы сначала должны определить их четкие критерии. Иначе кредитным организациям будет трудно принять решение без проведения дополнительного и очень трудозатратного расследования. Поскольку многие клиенты имеют счета в нескольких банках, они могут платить налоги с любого счета. Это значит, что каждый банк, проводящий расследование, обязан запрашивать информацию об уплате налогов либо у самого клиента, либо у других банков, где еще обслуживается этот клиент. В свою очередь, кредитные организации могут отказаться предоставлять информацию такого рода, сославшись на банковскую тайну и закон «О персональных данных». При возложении функции расследования на банки клиенты будут вынуждены собирать документы для ответов на многочисленные запросы.

Если в нормативных документах данные операции будут отнесены к операциям, подлежащим обязательному контролю, и при этом будут введены четкие критерии, то банки будут должны просто фиксировать их. То есть, им не придется проводить дополнительное расследование – это уже будет обязанность налоговых органов. В таком случае, трудозатраты банков увеличатся незначительно.

Не выполнять рекомендации ФАТФ Россия не может, чтобы не попасть в «черный список» и не спровоцировать повышенный контроль всех финансовых операций со стороны стран – членов ФАТФ. Россия находилась в «черном списке» с июня 2000 года по октябрь 2002 года. По оценкам экспертов, система борьбы с коррупцией в России появится к 2014 году.

Резюмируя все вышесказанное, в ближайшее время можно ожидать продолжения наметившейся тенденции – правоохранительные органы будут интенсифицировать формальную борьбу с отмыванием средств, полученных незаконным путем. А на самом деле борьба будет слабеть. Во-первых, этот процесс контролируют сами силовики. Во-вторых, в связи с недавними изменениями в российском законодательстве банковские квалифицированные специалисты по внутреннему контролю будут вынуждены искать работу в других сферах или требовать повышения зарплат.

Кира Аккерман
bankir.ru