Арбитражный суд Москвы отказался удовлетворять требование Агентства по страхованию вкладов о взыскании 3,108 миллиардов рублей с бывшего председателя правления банка Владимира Романова и его заместителя Евгения Майорова. Окончательный текст судебного решения появился 2 апреля. В минувший четверг, 17 апреля, АСВ опротестовало определение Арбитражного суда Москвы в апелляционной инстанции.

Банк был признан банкротом еще 6 марта 2009 года. После лишения лицензии у банка функции временной администрации банка были возложены на АСВ, которое привлекло "НРБ" для возврата средств клиентам, суммы вкладов которых не превосходили 700 тыс. рублей. "НРБ" возвратил 17 тыс. клиентов банка 1,6 миллиардов рублей. Для этого ему пришлось издержать и свои средства - около 700 млн. рублей.

Незастрахованным клиентам неповезло. По данным АСВ, остались без удовлетворения требования больше 1 тыс. клиентов банка на сумму 11,3 миллиардов рублей. При всем этом нереализованных активов банка оставалось всего на 300 млн. рублей. Знаменательно, что посреди клиентов банка основными пострадавшими оказались предприятия, входящие в структуру Минкомсвязи и Росатома. Пострадали и 15 банков, включая зарубежные, которые выдавали «Электронике» межбанковские кредиты.

Незамедлительно после лишения лицензии у банка профессионалы АСВ и "НРБ" приступили к изучению банковских документов. И скоро сделали вывод, что банкротство банка вышло не столько из-за кризиса 2008 года, сколько из-за действий топ-менеджмента банка и связанных с ним персон, которые вывели около 10 млрд рублей.

Профессионалы АСВ установили, что незадолго до лишения лицензии банк выдал 49 кредитов на сумму 3,108 миллиардов рублей. Знаменательно, что все кредиты были предоставлены на покупку ценных бумаг - векселей. При всем этом протоколы заседаний правления банка о выдаче кредитов подписывались Владимиром Романовым и Евгением Майоровым. В процессе внутреннего расследования появилось подозрение, что экс-руководители подписывали протоколы без кворума, а информация о заемщиках может иметь признаки искажения. Все эти подробности АСВ выложило в исковом заявлении, поданном в Арбитражный суд Москвы в сентябре минувшего года.

Но арбитражный судья Олег Мишаков, рассмотрев иск, записал в судебном решении, что аргументы о том, что в протоколах «указана неверная информация, нельзя признать обоснованными. Данные подробности нельзя считать установленными, так как подобные действия являются криминальными, а приговора суда по данному факту не имеется».

И в этом судья Мишаков прав. Приговора в отношении управляющих и вправду нет.

Уголовное преследование банкиров и их соучастников, причастных к выводу активов, разорению и банкротству банков, не часто доходит до суда. Так как очень трудно обосновать, например, конкретную связь краха банка с управленческими решениями банкиров о выдаче необеспеченных кредитов фирмам, имеющим признаки однодневок. Либо с хитроумными схемами реализации нефинансовых активов, когда снаружи все смотрится полностью легитимно, но средств от сделки банк не получает, а актив быстро меняет собственника и после нескольких таких переходов оказывается собственностью «добросовестного приобретателя».

Но даже когда в итоге тщательного изучения документов обанкротившегося банка удается отыскать доказательство вероятной причастности менеджеров к краху финансово-кредитной организации, не всегда выходит направить их под суд. В особенности если начинает работать коррупционный фактор и покровителям горе-банкиров удается развалить уголовные дела.
Председатель правления "НРБ" Антон Дорохов уверен, что к выводу активов может быть причастен бывший руководитель АКБ Владимир Романов:
- Представляется, что в действиях Романова и его соучастников есть признаки преступлений, предусмотренных статьями 159 и 174 УК РФ.
Собственник "НРБ" Александр Лебедев в собственных заявлениях в правоохранительные органы высказал мнение, что банк мог стать жертвой деятельности организованной криминальной группы, специализирующейся на нелегальных денежных операциях по выводу активов. По мнению Лебедева, криминальное «банкформирование» мог сделать еще сначала 2000-х прошлый начальник управления операций на фондовых рынках Сбербанка Александр Алтунин при участии председателя правления банка Владимира Романова. Несколько позже, по предположению Лебедева, в состав группы вошли и другие. Например, Павел Лучкин и Игорь Речистер . Фирмам, контролируемым этими персонажами, выдавались большие кредиты, которые потом не отдавались.
Антон Дорохов перечисляет определенные организации, через счета которых выводились средства:
- Это ООО «Оверайд», ООО «Деком», ООО «ФК «Союз Инвест» и многие другие.

Схема, примененная для вывода средств, была максимально примитивна.


Все начиналось с регистрации фирм однодневок, обозначим как компания «А». Эти компании открывали в банке расчетный счет и устанавливали систему «банк-клиент», которая позволяет совершать операции по счету, обмениваться документами и информацией с банком без посещения кабинета кредитной организации. Естественно, для открытия счета нужно либо личное присутствие клиента, либо нотариально заверенная доверенность.
Но после лишения лицензии у банка, стало известно, что у большинства этих компаний были подставные учредители и руководители, которые, похоже, даже не догадывались, что ворочали сотками млн. рублей. Последующий шаг - на фирму-фантом оформлялись кредиты, которые здесь же перебрасывались на счета других компаний по договорам вексельных займов. Эти организации,обозначим как компания «Б», были бы как законно действующими, так и такими же фантомами-однодневками, как и компании «А».
Далее у компании «А» под видом поставки несуществующего продукта либо оказания каких-то услуг искусственно создавались денежные обязательства перед организациями последующего эшелона криминальной денежной схемы, обозначим как компания «В». Расчеты по этим обязанностям проводились или передачей векселей, приобретенных у компаний, входящих в группу «Б», или компании из группы «А» направляли в компании «Б» письма с просьбой рассчитаться с компанией «А» в счет обязанностей по вексельным займам.
Через какое-то время компания из группы «В» предъявляла векселя по долгам компании из группы «А». Но погасить векселя предлагалось фирмам из группы «Б». Обычно, компании из группы «Б» выдавали новые векселя, очень не часто расчет осуществлялся реальными средствами.
Реальные же средства перебрасывались на счета организаций последующего эшелона денежной схемы, обозначим как компания «Х».

Так как у организаций из всех 4-х групп были открыты счета в банке , создавалась видимость массивного денежного оборота. Что позволяло банку сдавать в Центрального банка очень солидные отчеты.

Но в итоге движения средств в течение короткого времени законно действующие организации из группы «Х» получали в свое распоряжение деньги от компаний из групп «А», «Б» и «В». При всем этом они не имели перед банком никаких обязанностей. А банк не имел никаких правовых оснований для предъявлений претензий организациям, не считая компаний «А», так как остальным участникам схемы формально никаких займов не предоставлял. С организаций, на которые вначале оформлялись кредиты, взять было нечего, их счета были обнулены.

У профессионалов АСВ и "НРБ", анализировавших движение средств, были все основания полагать, что организации, входящие во все четыре группы схемы вывода средств, контролировались Александром Алтуниным и Владимиром Романовым.


К моменту банкротства банка некоторое ООО «Аудит Омега» обязано было банку 436,7 миллиона рублей. ООО «Юрконсалт» задолжало 436 миллиона рублей, ООО «ТехСервис» - 436,7 миллиона рублей, ООО «Якиманка» - 70 миллиона рублей. При всем этом долги этих компаний были признаны безвыходными, другими словами безвозвратными.

Формально ООО «Аудит Омега» правила М. Овсюк. По «случайному» совпадению Овсюк по совместительству работала и представителем Евротекс Консалтинг ЛТД, зарегистрированного на Английских Виргинских островах. А конечным бенефициаром Евротекс Консалтинг ЛТД был… Владимир Романов. Об этом сам Романов упомянул в письме в латвийский "Крайбанка", когда уже после банкротства банка в ноябре 2009 года оформлял в Латвии кредитную линию под строительство коттеджного поселка в Шаховском районе Мо.

«ТехСервис» и ООО «Якиманка» также могут быть связаны с Романовым. Так как учредителем обеих фирм выступало ЗАО «ЭЛИМ Инвест», учредителем которого была Елизавета Романова - жена экс-руководителя КБ «Электроника». Соучредителем компании «ЭЛИМ-Инвест» была и Майя Ф., которая совсем «случайно» оказалась в числе учредителей и управляющих ЗАО «Крокус», задолжавшего 425,3 миллиона рублей.

Очередной суровый участник вывода денег- ООО «Оверайд». Через счета этой компании «банкформирование» прокачало сотки млн. рублей. Приемущественно по сделкам с векселями. При всем этом никаких следов существования таковой организации отыскать не удалось. Когда в раскрывались счета компаний, в банк не были представлены даже такие документы, как свидетельство о регистрации компании, учредительные документы, свидетельство о постановке на налоговый учет, копии документов, удостоверяющих личности управляющих организации, имеющих право подписи на платежных документах.

На счета ООО «Оверайд» поступали средства от компаний, входящих в группу «А». Вместо этого ООО «Оверайд» выписывало векселя, что берёт на себя на себя обязательства купить эти ценные бумаги по первому же требованию. Аккумулированные средства на счетах этого предприятия не задерживались, а быстро перебрасывались на счета ООО «Финансовая компания «Союз Инвест» и ООО «Алво Групп», которые держал под контролем Александр Алтунин.

Мне удалось заглянуть в учредительные документы ООО «Финансовая компания «Союз Инвест» и выяснить, что у компании три учредителя. 88,06% уставного капитала принадлежит ООО «Алво Групп», 10,98% - супруге Александра Алтунина Ольге Владимировне и 0,97% - ООО «ОРОС». В свою очередь, у ООО «Алво Групп» два учредителя - подконтрольные Алтуниным офшорные компании Альтеро Лимитед и Импенсус Лимитед .
АСВ и "НРБ" передали в правоохранительные органы все материалы собственного расследования, и 1 июля 2009 года ГСУ при ГУВД Москвы возбудило уголовное дело №304286 по статье 196 УК РФ . Следствие было вынуждено признать, что с 29 октября 2007 года по 20 октября 2008 года банк выдал 8,992 миллиардов рублей кредитов без обеспечения в виде залогов либо поручительства. Но сотрудникам ГСУ не удалось найти по месту регистрации компании, которым выдавались кредиты. И в марте 2013 года уголовное дело было закрыто. Пресс-служба ГСУ при ГУВД по Москве сказала, что в итоге проведенных экспертиз не было найдено состава преступления в действиях работников банка. Следствие не увидело либо не захотело рассмотреть, что средства банка выводились через организации, подконтрольные, как можно представить, Алтуниным и Романовым. У каждого участника вывода средств была своя роль. И проворачивание этих непонятных операций было бы нереально, когда бы деяния участников вывода банковских активов не были скоординированы и у «банкформирования» не было бы неофициального управляющего.

На прошедшем в конце минувшего года заседании Межрегионального банковского совета при Совете Федерации был предложен целый ряд мер для понижения преступных рисков в банковской сфере. В том числе и введение уголовной ответственности за искажение банковской и бухгалтерской отчетности. Но посреди множества предложений нет основного - рассматривать как организованную криминальную группу банкиров и их пособников, вместе выводящих из банков активы.
В процессе поиска активов банка мне удалось узнать, что как минимум часть выведенных средств, примерно могла быть инвестирована в строительство жилого комплекса в Сочи. Напомню: 25 декабря 2008 года Центробанк отозвал лицензию КБ «Электроника». А 18 февраля 2009 года администрация г. Сочи выдала «Разрешение на строительство» жилищного комплекса «Голубые Дали», размещенного в 600 м. от моря. Разрешение было оформлено на ЖСК «Железнодорожник», которое еще в 1998 году на равных началах организовали Александр Алтунин, его жена Ольга, его отец Александр Иванович и влиятельный сочинский предприниматель Ушанги К.
Банкиры успокоились и распоясались - меньше 500 млн. никто уже не крадет. Схема обычная: собираешь с рынка клиентские средства по высочайшим ставкам, выводишь их и едешь расслабляться. Зная, что никто не будет находить ни тебя, ни средства.
В конце минувшего года на заседании Межрегионального банковского совета при Совете Федерации был оглашен доклад о результатах проверок Агентства по страхованию вкладов . Главный вывод доклада: примерно до 80% банкротств в российской банковской системе носит преступный характер. Но привлечь банкиров к ответственности удается очень не часто. По данным Центрального банка, в 2005-2013 годах к уголовной ответственности были привлечены всего 20 бывших собственников и управляющих банков-банкротов. И всего пятеро - по ст. 196 УК РФ . Еще восемь банкиров получили сроки по ст. 159 , шестеро - по ст. 201 и один - по ст. 160 . В отношении 24 бывших банкиров следствие не закончено.